Страховые премии по автострахованию возрастут на 29% к 2018 году

Согласно результатам анализа ERS, средние страховые премии по моторному страхованию в Великобритании увеличатся от £60 до £360 в год для рядового водителя и увеличатся от £720 до более чем £3000 в год на коммерческий транспорт.

 Перевод статьи из журнала «ACTURIAL POST» Выпуск 27 апреля 2017. Автор статьи:Крис Сикингс

Это означает увеличение премий на 29% за счет увеличения налогов, более высокими счетами за ремонт и решением Европейского суда увеличить расходы на автомобили.

Еще одним ключевым фактором, влияющим на премии, является решение правительства снизить ставку дисконта с 2,5% до -0,75%, что может стоить страховой отрасли до 3 млрд фунтов.

«Это ключевой год для автомобильного страхования, с рядом факторов, которые совместно приведут к более высоким премиям для каждого автомобилиста», — сказал исполнительный директор ERS Ян Паркер.

«Это увеличение – горькая пилюля для многих людей, которые ожидают, что стоимость их ежегодной автостраховки без произошедших убытков должна уменьшиться».

Анализируя, ERS полагает, что решение британского правительства повысить налог на страховые премии с 10% до 12% будет нести за собой £5 роста премий для рядовых водителей и £45 для коммерческих.

Ожидаемый рост перестрахования, как ожидается, добавит более £15 к стандартному полису и около £200 к коммерческому, в то время как более высокие затраты на ремонт могут добавить £15 к стандартным премиям и еще £127 для водителей такси.

Кроме того, согласно решению Европейского суда по страхованию для покрытия случаев, связанных с «нормальной функцией» автомобиля, полис увеличится на 1%, и автомобилистам настоятельно рекомендуется обращаться к брокерам.

«В то время как большинство потребителей будут пытаться найти самую дешевую цену в Интернете, это не обязательно способ получить лучшее предложение», — продолжил Паркер.

«Эти сайты сравнения не очень хорошо справляются с различиями, поэтому каждый, у кого есть немного отличающееся транспортное средство или водительское образование, часто не получит правильную страховку.

Использовать брокера и их отраслевые знания ничего не стоит, а доступ к страховщикам-специалистам по андеррайтингу означает, что они могут дать вам более подходящее сравнение и лучшее соотношение цены и качества».

Волатильность делает неотложными и сложными старые риски

Согласно исследованиям Aon Global Risk Management Survey, тенденции в экономике, демографии и геополитике наряду с быстрыми технологическими достижениями трансформируют традиционные риски для глобального бизнеса, добавляя новую актуальность и сложность старым требованиям.

  (Перевод статьи из журнала «ACTURIAL POST») 

Полугодовой опрос показывает состояние экономики, демографии и геополитики, а также технологические достижения, создающие новую реальность для компаний по всему миру.

Ущерб репутации/бренду является главной проблемой для бизнеса, усугубляемой социальными сетями.

Политический риск/неопределенность вновь вошли в первую десятку списка рисков, во многом обусловленных постоянными и растущими волнениями во всем мире.

Киберпреступность занимает первое место среди рисков для предприятий Северной Америки.

Предполагается, что подрывные технологии/инновации попадут в топ-10 списка рисков к 2020 году.

Была выявлена самая низкая подготовленость к рискам с момента начала исследований в 2007 году.

Ущерб репутации/бренду остается главным риском для бизнеса. В то время как дефектные продукты, мошеннические методы ведения бизнеса и коррупция по-прежнему являются ключевыми угрозами репутации, социальные медиа значительно усилили их влияние, сделав компании более уязвимыми. Кроме того, риски, которые традиционно не поддаются страхованию, становятся все более волатильными, и их трудно избежать или смягчить.

Резко в этом году с девятого до пятого места возросла киберпреступность, присоединившись к длинному списку традиционных причин, которые могут вызвать дорогостоящие задержки в бизнесе. В настоящее время это самая большая проблема среди предприятий в Северной Америке, поскольку частота кибернарушений возрастает, а планы реагирования на инциденты стали более сложными из-за регулирования и обязательств по раскрытию информации. Тенденция в отношении обязательств по раскрытию информации также наблюдается и на международном уровне, например, с введением в действие в 2018 году общих правил защиты данных ЕС (EU General Data Protection Regulations). В результате, киберугрозы по-прежнему будут значительными для предприятий.

Политический риск/неопределенность, ранее занимавшие место под номером 15, теперь снова вошли в первую десятку списка риска под номером девять. В то же время степень готовности к риску снизилась с 39% в 2015 году до нынешних 27%. Интересно, что развитые страны, традиционно ассоциирующиеся с политической стабильностью, становятся новыми источниками нестабильности и неопределенности. Это особенно касается тех предприятий, которые работают на развивающихся рынках. Кроме того, согласно последней карте рисков AON за 2017 год, которая включает политический риск, терроризм и политическое насилие, торговый протекционизмом растет, а показатели терроризма и политического насилия являются самыми высокими с 2013 года.

«Мы живем в сложной новой реальности для компаний всех размеров по всему миру. Есть много новых влияний, которые создают возможности, но в то же время создают и риски, которыми нужно управлять», — сказал Рор Молони, главный исполнительный директор Aon Global Risk Consulting. «По мере развития ландшафта рисков для коммерции, бизнес больше не может полагаться исключительно на традиционную стратегию снижения рисков или передачи риска. Он должен использовать кросс-функциональный подход к управлению рисками и изучать различные способы решения этих новых сложностей».

Революционные технологии представляют собой новый риск, который в этом году занял 20-е место, но предвидится, что к 2020 году он попадет в первую десятку рисков. С недавним внедрением и принятием новых технологий, таких как беспилотные дроны, автомобили без водителя и передовая робототехника, предприятия получают более глубокое воздействие инноваций.

Респонденты из нескольких отраслей промышленности, а не только сектора технологий, осознают важность потенциальных прорывов как из своей собственной отрасли, так и вне ее.

 Выводы:

  • Умеренный рост мировой экономики вызвал осторожный оптимизм у организаций, что привело замедление экономического роста/медленному восстановлению ко второму месту в списке 10 крупнейших рисков.
  • В этом году растущая конкуренция поднялась до третьего места. Во многих случаях конкуренция стала настолько ожесточенной, что руководителям становится все сложнее четко определять, в какой отрасли и с какими компаниями они конкурируют.
  • Ущерб, нанесенный имуществу, который в 2015 году занимал 10-е место, снизился до 13. Это может отражать изменение приоритетов, поскольку политический риск/неопределенность приобрели актуальность.
  • Сбой в распределении или цепочке поставок упал до самого низкого уровня с 2009 года, упав с 14 до 19 места.
  • Перебои в бизнесе не находится в топ 10 рисков для компаний на Ближнем Востоке/Африке, которые исторически выделяли у себя высокую подверженность инцидентам, которые прерывают бизнес-операции.
  • Неудача в привлечении или удержании человеческого ресурса может стать более заметной, если изменится иммиграционная политика в Северной Америке и Европе, где технологические отрасли уже давно укомплектованы талантливыми иммигрантами, которых они привлекают со всего мира.

Проведенное в четвертом квартале 2016 года исследование по глобальному управлению рисками от Aon в 2017 году собрало 1843 респондентов из государственных и частных компаний по всему миру, что стало самым крупным ответом со времени начала исследования, а также одним из наиболее полных обзоров такого рода. Полный отчет можно найти по адресу www.aon.com/2017GlobalRisk.

Страховые потери в связи с глобальными стихийными бедствиями составили $54 млрд в 2016 году

Страховые потери от стихийных бедствий во всем мире выросли на 42% с $38 млрд (£30 млрд) в 2015 году до $54 млрд в 2016 году – самого высокого показателя с 2012 года – согласно последнему  “sigma” исследованию Swiss Re.

(Перевод статьи из журнала «TheActuary». Автор: Крис Сикингс, Выпуск: 28 марта 2017г.) 

 Полученные данные показывают, что в прошлом году произошло 327 происшествий, из которых 191 – стихийные бедствия, 136 – антропогенные, причем половину глобальных страховых убытков составляет Северная Америка.

Во многом это связано с рекордным количеством сильных штормов в США, где уровень распространения страхования для таких событий высок, а также бедствия в Канаде, которые также имеют достаточную страховую защиту.

В sigma докладе говорится: «Многим десяткам тысяч держателей страховых полисов в ходе стихийных бедствий было выплачено страховое покрытие для смягчения экономических и гуманитарных потерь.

Например, лесные пожары в Канаде опустошили многие дома и около 88,000 человек были эвакуированы. В ответ, страховым сотрудникам был предоставлен доступ в пострадавшие районы для оказания немедленной помощи.

Результатом стало то, что 68% всех претензий по личному имуществу было урегулировано к концу года».

Однако были некоторые регионы, которые не были достаточно подготовлены к восстановлению после стихийных бедствий: землетрясение на острове Кюсю в Японии нанесло тяжелейший экономический ущерб в прошлом году, и лишь 20% было покрыто страхованием.

Суммарные экономические потери от стихийных бедствий в 2016 году составили $175 млрд., по сравнению с $94 млрд. в 2015 году, объем застрахованных убытков по сравнению с незастрахованными потерями (млрд. долл. США) во всем мире с 1970 года, показанных ниже:страхові втрати

Главный экономист Swiss Re, Курт Карл, сказал: «В 2016 году как экономические так и страховые потери были близки к их 10-летним средним показателям. Застрахованные убытки составили около 30% от общего числа потерь, причем в некоторых районах показатель значительно лучше из-за более высокого уровня проникновения страхования.

Во многих частях мира страхование может сыграть гораздо большую роль в оказании помощи семьям и общинам в восстановлении после потерь и потрясений, которые могут нанести стихийные бедствия».

Solvency II: PRA предостерегает фирмы об использовании перестрахования для облегчения требований к капиталу

Страховщики жизни не должны передавать долголетние риски на перестрахование в попытке снизить требования к капиталу по Solvency II, в соответствии с Prudential Regulation Authority (PRA).

(Перевод статьи из журнала «The Actuary» 18 февраля 2017, Синтия Чеонг)

Эндрю Буллей, директор по страхованию жизни в PRA, сказал, что это обычная практика для фирм перестраховать себя от риска того, что люди проживут дольше.

Тем не менее, Solvency II потенциально дает дополнительный стимул для них, чтобы облегчить требования об удержании капитала, добавил он.

Выступая на мероприятии, организованном Investment and Life Assurance Group (ILAG), в Лондоне, Буллей сказал, что PRA будет следить за сделками по долголетним рискам.

«Мы будем внимательно следить, становятся ли фирмы активными на этом рынке постоянно и исключительно для целей, отличных от настоящей передачи риска» сказал он.

Он предупредил, что такие трансферы не могут быть полностью безопасным, добавив: «Должен ли страховщик передавать риск одному или небольшому числу перестраховщиков, по своей сути подвергая себя кредитному риску контрагента и, потенциально, существенному риску концентрации.»

Буллей сказал, что он и его коллега по общему страхованию, Крис Молдер, направили письмо директорам 9 февраля. Согласно письму, PRA ожидает получать уведомления о предполагаемой передачи долголетних рисков и операций хеджирования и рекомендуемого подхода фирмы к управлению рисками «фирмы, заполняющей такую ​​сделку, заблаговременно».

Он также отметил, что PRA утвердили 19 внутренних типовых заявок от фирм Великобритании в конце 2015 года, но ожидали увидеть «вторую волну» модели применения в этом году.

Он добавил: «Для тех, кто не имеет внутреннюю модель, но хочет сделать заявку на протяжении этого года, PRA будет стремиться сделать процесс обзора модели гладкой и прозрачной, насколько это возможно путем предоставления своевременной и всеобъемлющей обратной связи, так же, как мы это делали в 2015 году, и до этого».

Между тем, PRA опубликовала обновленное наблюдательное заявление, в котором устанавливает, как ожидает, что фирмы будут предоставлять информацию с использованием кодов отчетности при использовании внутренней модели или частично внутренней модели.

Цифровые полисы автомобильного страхования могут составить €15 млрд к 2020 году

Согласно исследованиям Deloitte, телематический стиль страхования автомобилей в Европе потенциально может быть оценен в €15 млрд (£12,26) к 2020 году.

(Перевод статьи из журнала «The Actuary» 12 января 2017, Крис Сикингс)

Бизнес-консалтинговая фирма недавно опросила клиентов автострахования и обнаружила, что 50% опрошенных были бы рады поделиться своими данными вождения в обмен на специальные полисы.

Клиенты будут больше делиться своими данными со страховщиками с помощью цифровых платформ, таких как приложения на смартфонах, для льготной политики водителей, накопивших определенное количество баллов «безопасного вождения».

Глава страхования Deloitte UK Дэвид Раш, сказал: «В этом году опрос показал рост на 20% количества клиентов, желающих изменить их страховой полис.

Когда эта «замена» сочетается с готовностью людей поделиться своими данными и ростом подключенных устройств, перспективы изменения в области страхования являются значительными.»

Было установлено, что потенциал развития автострахования в цифровом виде является самым высоким в Италии, Великобритании, Франции, Германии и Испании. При этом, когда речь идет об предоставлении личных данных, итальянцы относятся к этому охотнее всех в Европе.

Есть более 4,5 миллионов полисов страхования с использованием телематики в Италии, на которые приходится 15% рынка, однако, степень готовности своих клиентов обмениваться данными может увеличить этот рост до 27% к 2020 году, согласно исследованию.

В Великобритании, есть 450,000 телематических полисов в настоящее время, что составляет 5% от рынка. Deloitte считает, что возможен рост до 23% с цифровой поддержкой страховых продуктов к концу этого десятилетия.

Хотя цена является одним из основных пунктов страховых продаж с использованием телематики, исследование утверждает, что это не будет единственным ключевым направлением для новых страховых полисов в будущем, потенциальными предложениями являются услуги по уходу за автомобилем и бесплатная помощь на дороге.

Страховой партнер Deloitte, Джеймс Раков, сказал: «Цифровая поддержка страхования автотранспортных средств на полпути, чтобы стать важным предложением во всех европейских странах. Клиенты также готовы к новому страховому продукту, где страховщики будут больше, чем просто носители риска или компанией, которая предлагает базовые скидки на полисы.

Мы могли бы увидеть новые полисы, которые не только включают в себя традиционную защиту автотранспорта, но и услуги, такие как автоматическая экстренная помощь или противоугонные системы, в зависимости от потребностей водителя. Страховщики, которые следуют по этому пути могут выйти в качестве победителей при перераспределении рынка автострахования».

Европейские страховщики платили €2,7 млрд в день в 2015 году

Страхование в Европе_

Общая сумма, выплачиваемая по убыткам и пенсиям в течении 2015 года от европейских страховщиков составила €965 млрд (£817), что эквивалентно €2,7 млрд в день, согласно Страхования Европы (Insurance Europe).

 (Перевод статьи из журнала «The Actuary» 22 декабря 2016 | Крис Сикингс)

В последнем докладе Европейское страхование в цифрах, видно, что, несмотря на неблагоприятную экономическую среду, страховой рынок в 2015 году выплатил на 1,6% больше, чем в 2014 году.

Было также установлено, что страховщики были крупнейшими институциональными инвесторами в Европе, инвестируя €9.9 трлн в европейскую экономику.

Генеральный директор Страхования Европы, Микаэла Коллер, сказала: «Общая экономическая среда в 2015 году, хоть немного и улучшилась, но все еще остается неблагоприятной для страховщиков.

Тем не менее, промышленность выплатила в общей сложности €975 млрд по убыткам и пенсиям в течение года – эквивалент €2,7 млрд каждый день.

Объем требований и пенсий, выплачиваемых страховщиками Европы, свидетельствует о важности страхования, которое лежит в основе всех аспектов европейской жизни и бизнеса».

Европейский страховой рынок является крупнейшим в мире, и продолжил расти в 2015 году. Общий объем страховых премий увеличился на 2% до €1,207 млрд, что составляет 32% мирового рынка согласно отчету.

Рисковые бизнес линии выросли на 2,4%, и было отмечено увеличение на 3,5% в частном секторе медицинского страхования, поскольку старение населения и рост расходов на медицинское обслуживание ударили по многим странам.

Тем не менее, рост снизился в секторе страхования жизни, так как крайне низкие процентные ставки продолжали создавать сложные условия для обеспечения долгосрочных продуктов.

Было также установлено, что среднее проникновение страхования (брутто премии в процентах от ВВП) в 2015 году незначительно снизилось в Европе с 7,62% в 2014 году до 7,41%.

«Для того, чтобы иметь возможность продолжать играть свою важную роль, страховщики нуждаются в надежной и работоспособной нормативно-правовой базе» продолжила Коллер.

«Это должно не только защитить и дать уверенность держателям страховых полисов, но и позволит страховщикам адаптировать свои продукты и услуги с учетом меняющихся потребностей страхователей и инвестировать средства таким образом, чтобы принести пользу европейской экономике в целом.»

Страхование Европы реагирует на стресс-тесты EIOPA по Solvency II

Перевод статьи c «Actuarial Post»

Acturial Post_logo 

  Заместитель генерального директора некоммерческой организации «Страхование Европы» (Insurance Europe), Олав Джонс, комментирует публикацию Европейского страхового и пенсионного регулятора (EIOPA) о результатах стресс-тестов по Solvency II за 2016 год.

   Результаты данного испытания показывают, что при нынешних условиях очень низких процентных ставок, страховая отрасль очень высоко капитализирована с общей платежеспособностью почти 200%. Это рассчитано исходя из предположения, что процентные ставки будут оставаться на нынешнем очень низком уровне в течение следующих 20 лет. Только 0,02% от общей выборки были заявлены как те, что уже ниже их сформированного уровня целевого капитала, известного как коэффициент платежеспособности капитала (Solvency Capital Ratio).

В условиях тяжелых стрессовых сценариев, отрасль показывает себя очень устойчивой. EIOPA сообщает, что в процессе «двойного удара» только 40% выборки потеряют более трети своих избыточных активов и от «длительного низкого» сценария только 16% выборки потеряет такое же количество избыточных активов.

Основной ролью страховщиков является защита клиентов от таких рисков как эти и проведение дополнительной капитализации сверх своих обязательств, что позволяет страховым компаниям поглощать риски. Поэтому вполне логично, что при различных сценариях стресс-тестов, страховщики, подверженные воздействию этих рисков, будут видеть, что их избыточные активы снижаются. Это не является уязвимостью. Система работает должным образом и Страхование Европы озадачена длинным списком рекомендованных контрольных мер. Важно также просмотреть эти результаты в контексте дополнительных уровней защиты, которые возникают по мере того, как Solvency II вычисляет обязательства, что может привести к консервативным оценкам.

В то время как Solvency II была в силе в течение менее одного года, она установила планку строгих требований с которыми страховщики должны столкнуться. Это включает в себя требования к капиталу для низких процентных ставок и снижения стоимости инвестиций страховщиков, а также другие риски, которым страховщики могут подвергаться. Solvency II также включает в себя строгий риск менеджмент и требования управления, что позволяет менеджменту принимать любые необходимые действия на ранней стадии. Она также имеет обширную отчетность и полномочия вмешательства для обеспечения регулирующим органам возможности идентифицировать и контролировать компании со специфическими проблемами и возможность принимать меры, когда это необходимо.

Кроме того, важно подчеркнуть, что, как EIOPA уже сказал, эти стресс-тесты не были упражнениями типа «пройти или потерпеть неудачу». Компании, которые приняли участие в этом мероприятии представляют только 60% рынка, а оставшиеся 40% включают в себя рисковое страхование и unit-linked бизнес, на который вряд ли будет оказывать влияние низких процентных ставок. Таким образом, если бы весь рынок был включен, то уровень показанной общей устойчивости, был бы еще выше.

IFoA и FRC опубликовали новые стандарты и рекомендации для актуариев

 

В IFoA (The Institute and Faculty of Actuaries) опубликовали новые международные актуарные стандарты и рекомендации для поддержки новых технических стандартов для актуариев из Совета по финансовой отчетности (Financial Reporting Council, FRC), опубликованном сегодня.

14 декабря 2016 | Крис Сикингс

  Новые стандарты и рекомендации должны вступить в силу с 1 июля 2017 года, и заменят устаревший материал, включая руководящие указания (Guidance Notes) и нынешние технические актуарные стандарты (technical actuarial standards, TAS).

  Эти новые принципы призваны помочь актуариям определить, какие стандарты применить в своей работе, где бы они ни находились в мире, чтобы помочь обеспечить согласованность.

Главный юрисконсульт IFoA, Бен Кемп, сказал: «Новые технические актуарные стандарты являются позитивным шагом на пути к созданию более основанной на принципах системы стандартов, упрощенной, но укрепленной».

«Согласованная публикация стандартов FRC и рекомендаций IFoA представляет собой совместную работу обеих организаций выполняющих свою роль в качестве стандартных актуарных сеттеров.»

«После обширных консультаций, мы продолжаем фокусироваться на принципиальном подходе, а также консолидировать и выводить устаревшие стандарты везде, где это возможно, в соответствии с нашей всеобъемлющей ответственностью по защите общественных интересов.»

Международные стандарты IFoA детально рассмотрены в применении стандартов актуарной работы (Applying Standards to Actuarial Work), в то время как FRC пересмотрели стандарты TAS 100: Принципы технической актуарной работы (TAS 100: Principles for technical actuarial work), и более специфические TAS 200: Страхование (TAS 200: Insurance), TAS 300: Пенсии (TAS 300: Pensions) и TAS 400: Funeral plan trust.

Исполнительный директор аудиторного и актуарного регулирования FRC, Мелани Макларен, сказала: «Высокое качество актуарной работы имеет жизненно важное значение в обеспечении доверия на финансовых рынках для миллионов британских пенсионеров и вкладчиков и многих инвесторов и групп инвесторов, которые выделяют капитал».

«Расширив сферу наших стандартов мы стремимся к тому, чтобы пользователи актуарной информации (например, попечители пенсионного обеспечения, спонсоры пенсионного обеспечения и директора страховых компаний) могли рассчитывать на качество всей технической актуарной работы.»

«Процесс оценки риска гарантирует, что стандарты в конкретных областях сосредоточены на технической актуарной деятельности, где существует высокая степень риска для общественного интереса.»

Вы можете прочитать новые стандарты здесь:

Applying Standards to Actuarial Work

TAS 100: Principles for technical actuarial work

TAS 200: Insurance

TAS 300: Pensions

TAS 400: Funeral plan trust

LC

EIOPA выделяет три зоны риска для компаний в рамках Solvency II

Европейский страховой и пенсионный регулятор (EIOPA) обозначил три ключевые задачи, с которыми страховщики столкнутся при Solvency II.

(Перевод статьи из журнала «The Actuary», выпуск 11 сентября 2015/ Синтия Чеонг)

Председатель EIOPA Габриэль Бернардино предупредил, что EIOPA будет внимательно следить за следующими вопросами: инвестиционным поведением, доступностью продукта и собственной оценкой рисков, а также платежеспособности (Own Risk and Solvency Assessment, ORSA).

Выступая на международной конференции «Solvency II: Что может пойти не так?» в Любляне, организованном Агентством страхового надзора Словении, Бернардино сказал, что такой режим может изменить инвестиционное поведение фирм.

Он сказал, что в период низких процентных ставок компании будут искать способы увеличения прибыльности своих портфелей, но при этом «поиск доходности» может увеличить дополнительные риски для страховщика путем инвестирования в новые категории активов или увеличении концентрации в некоторых конкретных активах.

«Solvency II не предполагает калибровку риска активов для конкретного стимулирования специфических активов,» — сказал он.

«Если режим создаст стимулы, которые должным образом не совмещены с рисками мы увидим появление ценовых искажений и уязвимостей.»

EIOPA опубликовал серию дискуссий и консультационных работ в начале этого года о калибровке долгосрочных инвестиций и соответствующими дополнительными требованиями к управлению рисками. В настоящее время ведется обзор полученных отзывов и будет представлено рекомендации Комиссии ЕС к концу сентября.

Бернардино предупредил, что доступность продукта может быть уменьшена, если страховщики станут более сознательными и будут избегать продажи продуктов с высокой степенью риска. Он сказал, что следует избегать неустойчивых бизнес–моделей, но режим не намерен «излишне штрафовать специфические продукты».

«Применение режима на основе риска не означает, что страховщики должны избегать риска,» — сказал он.

Он считает, что с соответствующими корректировками и регулированием волатильности компании могут продолжать предоставлять долгосрочные продукты своим клиентам, но они должны правильно назначать цены на свои продукты.

Бернардино также отметил, что фирмы допустят «драматическую ошибку», если они сделают упор на требования в отношении капитала, делая собственные оценки риска и платежеспособности (ORSA) вторым приоритетом.

По его словам, риски и капитал должны оцениваться «в комплексе» и эта интеграция является одним из основных принципов режима.

Бернардино также добавил, что страховщикам необходимо убедиться, что Solvency II реализована «здравым и надлежащим образом» и режим не должен рассматриваться как «соблюдение».

Правление должно использовать режим как возможность для укрепления эффективного управления в организации. Для руководителей, сказал он, Solvency II следует рассматривать в качестве «надзора на основе оценки рисков», а не упражнением «поставить галочку».